electromontag с 1991 года Огромный ассортимент. Высокое качество. Доступные цены
проверка заказа
torg@electro-mpo.ru

+7 (495) 795-3775

+7 (495) 363-3773

Мобильная версия сайта

Газета ЗАО МПО «Электромонтаж»

Газета "МПО ЭЛЕКТРОМОНТАЖ" январь 2014

В номере

Вытынанка: новые возможности древних ремёсел

Вытынанка: новые возможности древних ремёсел

В интернете есть всё. К этому мы уже привыкли. Поэтому я весьма удивился, когда в википедии в статье про хобби в длинном перечне увлечений среди всевозможных скрапбукингов (изготовление и оформление семейных или личных фотоальбомов), декупажей (наклеивание на твердую поверхность вырезанных или вырванных из салфеток мотивов) и т. д. и т. п. не нашёл вытынанки. Быть может, подумал я, этим занимаются исключительно дети, причём, поголовно, а взрослым сиё увлечение противопоказано с медицинской, например, точки зрения? Как оказалось в последствие, я так думал напрасно: сегодня вытынанкой занимаются все, кому не лень (в прямом смысле слова), и занятие это — прекрасный способ борьбы со стрессами. Вот даже под крышей дома, где находится редакция «Электромонтажа», нашлись мастера вытынанки. С одним из них — специалистом отдела продаж Ольгой Дворник — мы сегодня и побеседуем.

— Что всё-таки означает это мудрёное слово и с чем его едят?

— Цзяньчжи.

— Извините, не понял.

— Цзяньчжи — древнее (со времён изобретения бумаги, то есть без малого две тысячи лет назад) искусство вырезания картинок из сложенного в несколько слоёв листа бумаги. У китайцев в качестве сюжетов таких картинок были популярными иероглифы, обозначающие, как правило, различные ипостаси удачи. У славян — природные символы, типа снежинок, цветов, животных. Вырезанные ножницами или ножом изображения служили нашим предкам оберегами, подарками, украшениями. Древнее славянское слово «витинати» и сегодня на украинском языке означает «вырезать». В подмосковном Красногорске, в детском саду, а затем и в школе на уроках труда, мы занимались художественной вырезкой из бумаги тех самых «славянских» снежинок и цветов, которыми обклеивали потом окна и украшали ёлки. Назывались эти прорезные изображения бумажной графикой. Сегодня помимо трудно произносимых слов «вытынанка» и «цзяньчжи» принято говорить «ажурная живопись», «контурное искусство», «силуэтное письмо». Мне ближе всего бумажная графика, я так привыкла.

— Что привело вас к ножницам и бумаге — необходимость бороться со стрессами, полученными на рабочем месте, или личные обстоятельства?

— Личные обстоятельства. Только не те, о которых вы, наверное, подумали. С личной жизнью у меня всё нормально — готовлюсь к защите диплома в Московском экономико-статистическом институте по специальности маркетолога, которая мне очень нравится, после чего должно состояться ещё одно важное событие. Какое? Это пока секрет. Просто так получилось, что у моей сестры родились дочки, и мне надо было помогать ставить племянниц на ноги. Тут я и вспомнила про уроки труда. Вырезала девчонкам балерину. Картинка, сделанная по памяти, имела у них сногсшибательный успех. Ну, и пошло, поехало…

— В смысле, стали делать картинки на заказ? Решили догнать и обогнать гуру цзяньчжи американку Бэти Уайт? Я специально прочёл про неё в интернете. Она начала резать в 1975 году, когда её дети были еще совсем малыми. Поначалу её работы были довольно простыми, наверное, как все начинающие вытынанкщики она пользовалась шаблонами. Но с годами, по мере взросления детей, росло и её мастерство. Постепенно она покорила издательства, которые заказывали ей иллюстрации к будущим бестселлерам, рекламные агентства, которые отдавали ей на оформление брендовые заказы. Теперь она классик американского изобразительного искусства, своего рода Энди Уорхол в юбке.

— Нет, так высоко подниматься по творческой лестнице я не планировала. Я вообще не согласна с тем, что хобби со временем должно окупаться, переходить в профессию. Хобби в моём понимании — занятие для души. Хорошо уже, если какие-то твои способности пригодятся для лучшего исполнения семейных обязанностей, прежде всего, конечно, для воспитания детей. А зарабатывать деньги, самореализовываться надо на работе. Я уже четвёртый год тружусь в «Электромонтаже», по сравнению со многими коллегами по отделу продаж срок не великий. Поэтому перейти на более высокий профессиональный уровень — вот эта задача действительно интересная.

— Давайте вернёмся к теме нашего разговора. Скажите, а взялись бы вы обучить художественной резьбе по бумаге не ребёнка, а мужчину? С чего бы начали? Чем бы продолжили? Какого результата от него хотели бы добиться?

— Не знаю, кто первым стал называть мужчину большим ребёнком. Мне кажется, такое сравнение не в пользу детей. Они, дети, — усердные ученики, умницы, тогда как мужчины ...

— Накануне встречи прошлого Нового года торговый зал офиса на Планерной был украшен стильной бумажной бижутерией. Признайтесь, это ваших рук дело?

— Не только моих, тогда в создании праздничной атмосферы на рабочем месте все девчонки постарались на славу. Глядя на то, как они управляются с ножницами, я узнала для себя не мало нового. Спасибо им за преподанный урок.

— В этом году я что-то не заметил подобного антуража?

— Нынче у меня не хватает времени даже на племянниц. Правда, они обещали украсить мой дом собственными поделками. Надеюсь, они будут не хуже моих снежинок-ёлочек. Потому что плох тот учитель, который не воспитал ученика лучше себя.

Выбирая работы Ольги Дворник для иллюстрирования этой публикации, я поймал себя на мысли о том, что их можно сравнить с ночным небом, на котором звёзды, по сути дела обыкновенные жёлтые точки, обозначают минимальными визуальными средствами невидимые глазу глубины вселенной. Увидеть их — особый дар. Точно также почувствовать без усилий, с листа скрытую за линиями бумажных силуэтов многозначность переживаний художника сможет далеко не каждый зритель. Но это уже проблема не Ольги Дворник, сочинившей эти линии и узоры, а самого зрителя, не разглядевшего за ними вселенной в общем-то ещё совсем молодого автора. Мы поздравляем Ольгу с первыми творческими свершениями и надеемся на то, что ножницы, которыми она так ловко орудует, не скоро будут отправлены в ящик для ненужного инструмента.