electromontag с 1991 года Огромный ассортимент. Высокое качество. Доступные цены
проверка заказа
torg@electro-mpo.ru

+7 (495) 795-3775

+7 (495) 363-3773

Мобильная версия сайта

Газета ЗАО МПО «Электромонтаж»

Газета "МПО ЭЛЕКТРОМОНТАЖ" ноябрь 2012

В номере

Моё Царицыно

Моё Царицыно

Однажды мы обратились к сотрудникам МПО Электромонтаж: расскажите о своём городе, откуда Вы родом, или где живёте — о его достопримечательностях, о своём к нему отношении. И они уже рассказали в газете о Волоколамске, Хотьково и Абрамцево, о Павловском Посаде. Оглядитесь вокруг себя: ведь и у вас есть Свой Город!

Сегодня о Своём Царицыно — московском районе с населением 123 тыс человек и с богатой историей — рассказывает специалист отдела маркетинга Александра Меликова.

—?Мне было 6 лет, когда мы переехали из Новогиреева на Кантемировскую — в 1990 году. Рядом со старыми и привычными хрущёвками стояли наши красивые 15–18 этажные дома, дело было весной, светило солнышко — и казалось, началась совсем другая жизнь, обновление. Новый садик, и я уже в музыкальной школе занималась. Потом совсем новая школа с молодыми учителями. Всеобъемлющее детское счастье. В школу хотели сначала в старую, проверенную отдать — но это далеко, на Москворечье. Но всё равно в ДК Москворечье я потом ходила в художественную гимнастику и танцы.

Первые новенькие хрущёвки, тогдашний триумф курса на строительство доступного жилья, построены в Царицыно в 1960 г. (они и сейчас составляют почти половину жилого фонда района), улица Кантемировская появилась в 1965, а сам район тогда (до 1991 г.) назывался Ленино-Дачное — да и станция проведённого сюда в 1984 году метро — ныне Царицыно — тоже Ленино (хотя сначала так хотели назвать Кантемировскую).

А вообще сельцо, которое было здесь ещё в XVI в., называлось Чёрная грязь, переходило из одних боярских рук в другие, пока Пётр I не пожаловал его, в 1711 году, своему союзнику, молдавскому господарю и видному российскому деятелю Дмитрию Кантемиру (но улица названа в честь не его — а гвардейской Кантемировской танковой дивизии, которая в 1942 г. освобождала с. Кантемировка в Воронежской обл.).

Красивейшую по окрестным местам и возведённым строениям усадьбу выкупила в 1775 году у его потомков Екатерина II, старадавшая ревматизмом — а чёрная грязь в округе оказалась целебной — и повелела молодому, но уже известному архитектору Василию Баженову выстроить усадьбу, достойную нового названия — Царицыно. За десять лет Баженов возвёл здесь дворцы для Екатерины и её детей, и комплекс сопутствующих зданий, обустроил регулярный парк, построил на прудах мосты, оранжереи. Императрице всё это по невыясненным причинам не понравилось — она приказала новому архитектору — Матвею Казакову (тоже имя в российском искусстве!) всё разрушить и выстроить заново, чем тот и занимался ещё 10 лет. Но Екатерина II умерла, пришёл к власти Павел, и работы, как и все остальные матушкины начинания, прекратил. И в последующие 200 лет дворцовый комплекс угасал и разрушался.

Однако, в 1866 г. сюда протянули железнодорожную ветку (Курское направление), и в 18 км от Москвы появилась станция Царицыно, вблизи которой, среди векового леса, стали возникать дачные посёлки — к началу ХХ века здесь была уже тысяча дач. Даже станцию переименовали в Царицыно-Дачное. Среди заезжих бывали И. Тургенев, Л. Толстой, И. Бунин, Ф. Шаляпин. Многие оставались здесь на постоянно жительство — занимались садоводством, продавали молоко дачникам и возили в Москву, возник также целый «класс» — царицынские дворники (сторожа дач). Наросла и инфраструктура: работали десяток лавок, сапожные мастерские, крахмальный завод, было открыто земское, а затем и женское училище.

После 1917 года дачные посёлки вокруг Царицыно-Дачное объединены были в райцентр Ленино. Число летних дачников сократилось, зато много стало приезжих, живших здесь круглый год — в 1920 г. в 225 владениях Ленино постоянно проживали 2383 человека, в 1926 г. — уже 5 тыс. постоянных жителей. В тридцатые годы, в период коллективизации, здесь организовали колхоз, машино-тракторную станцию, открыли ветеринарную лечебницу. В 1939 г. Ленино стало рабочим посёлком с населением 16 тыс. человек.

В 1960 г. Ленино вошло в состав Москвы и стало активно застраиваться — в основном, как спальный район. С 1967 г. начался массовый снос частного сектора здесь и в окрестных Петровском, Воробьёвке, Котляково, Шайдрово, Хохловке. Историческое Царицыно-дачное прекратило существование. Зато с 1991 г. существует экологически чистый район Москвы Царицыно, на территории которого находится и старинная усадьба.

—?Сейчас здесь стало всё обжитым, — рассказывает Александра Меликова, — и магазинов побольше, а тогда, в 90 е, рядом был только хлебный — а в овощной уже приходилось ходить далеко. И грязи было много — а сейчас газоны, скверы ухоженные, и деревья выросли, и новые школы и садики появились в каждом квартале.

Пережили мы и тот этап, когда было много запущенных строек — долгостроев.

—?А парк и дворцовый комплекс — что можете сказать о них?

—?Информация о том, как Екатерина II дважды перестраивала дворец, общеизвестна — хотя так и непонятно, почему. По детским воспоминаниям — конечно, это что-то необычное, особенное, не просто деревья и дорожки. Но самое разное помнится и, может, не главное: на горке жёлтая беседка-ротонда, аттракционы и киоски с мороженным. Башня-руина, похожая на крепостную, с полуразрушенной стеной, на которой сейчас сделали лестницу — как на смотровую площадку — а раньше на неё вскарабкивались скалолазы, тренировались.

—?Для вас это обычный парк — или историческое место? Всё-таки — памятник русской готики, единственный в Европе!

—?Конечно, какая-то атмосфера чувствовалась — тем более, когда в школе изучали историю екатерининских времён, нам рассказывали и об этом её имении, в котором так никто никогда и не жил. Но прежде всего это — место для прогулок.

Вообще, в парке всегда были люди. С открытием железнодорожного сообщения парк стал практически общедоступным местом отдыха. Здесь собирались не только дачники, но и приезжавшие на денёк москвичи. Ресторанчики, лодки на прудах, манящие тенистые аллеи — всё и для чинных семейств, и для любителей погулять шумно. В советские годы празднично одетые люди от станции вышагивали колоннами, с оркестром во главе, к прудам — в летний погожий выходной по 10–20 коллективов (до 20–25 тыс. человек). Кстати, в Третьем Кавалерском корпусе в 1925–1937 гг. размещался активно посещаемый историко-художественный и краеведческий музей.

—?В самом детстве родители гуляли там со мной 2–3 раза в неделю. В школе нам учителя устраивали прогулки. На последний школьный звонок у нас там были гуляния, делали большой костёр. Потом, повзрослее, самостоятельно выбирались на пикники — тогда проще было, почти как в лесу. Мы ведь даже купались там — в речке Язвенке! А в прудах и сейчас можно купаться — в смысле, чисто, зимой делают проруби для моржей. В общем, парк Царицыно всегда — во все периоды жизни, и во все его времена был любимым местом.

—?А потом, с дочкой?

—?Обязательно. Сначала в коляске, а потом и ножками топали по этим дорожкам. Как когда-то родители со мной. Когда в 2007 году началась реконструкция, стало, конечно, много грязи, гулять — затруднительно. Но все равно — находили места. Парк-то большой!

О реконструкции много спорили.

Одни говорили: вот была живая фактура архитектурного ансамбля, памятник самому времени, наподобие римского Колизея. Теперь всё сделали заново, улучшили до класса люкс без учёта подлинности.

Другие возражали: мрачные развалины дворца ни о чём не напоминали — грязное скопище мусора и прибежище бомжей! Заросший замшелый парк был затеян как пейзажный, прозрачный, с полянами! Прожившая в районе 20 лет Александра Меликова даже и не помнит, что здесь были пруды — ещё со времён Годунова — настолько были заболочены!

И всё же в 2007 году обновленный парк Царицыно открылся. Восстали из руин Хлебный дом и Большой дворец Казакова, здесь работают художественные и исторические выставки, в Оперном доме проводятся камерные и джазовые концерты. На Верхнем пруду сделан светомузыкальный фонтан — которого, конечно, раньше не было. На дорожках поставили скульптуры античных богинь Минервы и Дианы, нимфы Дриады, их тоже не было. То есть в XVII веке были — но не сохранились, нынешние — работы современного классика А. Бурганова (вы могли видеть его скульптуры Турандот возле театра Вахтангова, Пушкина и Натали на Арбате, памятники Уолту Уитменту на территории МГУ и Пушкину в Вашингтоне).

Многие недовольны новоделом — но на всех не угодишь, Екатерина тоже была недовольна. Зато сейчас можно спорить о том, что уже есть, а не о том чего нет. Но экскурсию проводить не будем — для этого есть интернет и даже, кому он недоступен, на метро можно доехать.

— Это хорошо, конечно — концерты, выставки, свадьбы проводят, уток можно покормить в прудах, — говорит Александра. — Стало красиво, ухоженно. Но жалко всё же, что по-старому уже не будет — какая-то ностальгия по тому густо заросшему кустами и деревьями, диковатому парку и дорожкам, которые неведомо куда выведут, по загадочным развалинам.

Ностальгия по детству, по юности? По той, давней истории и её загадках? У каждого из нас есть такие воспоминания — о своём городе, о своей жизни. И мы ждём новых собеседников.