electromontag с 1991 года Огромный ассортимент. Высокое качество. Доступные цены
проверка заказа
torg@electro-mpo.ru

+7 (495) 795-3775

+7 (495) 363-3773

Мобильная версия сайта

Газета ЗАО МПО «Электромонтаж»

Газета "МПО ЭЛЕКТРОМОНТАЖ" июнь 2013

В номере

Каждый человек немного художник

Каждый человек немного художник

Специалист отдела продаж МПО Электромонтаж Ольга Викторовна Кораблина любит рисовать. Это рисунки в различной технике: карандаш простой, цветные карандаши, тушь-перо.

Вот девушки, очень все красивые, с выразительным взглядом.

Вот ягуары — в цвете, с тщательно вырисованным оскалом — но совсем не страшные — глаза не злые. Может просто улыбаются — хотя в оригинале и пугают.

Целый альбом зверушек всяких, птиц, одно даже из книг про Гарри Поттера — с орлиным клювом, лошадиными ногами с копытами и супердлинными когтями.

— Вы это их всех с натуры рисовали?

— В основном, это навеяно какими-то уже нарисованными картинками — в книгах, на плакатах, или просто что-то в голову приходит.

— То есть это как в голову приходит — взять и нарисовать?

— Просто хочется.

— Ну, а вот эти Ваши зебры — их у Вас целое стадо, и все с разными узорами.

— Хотелось посмотреть, как эти узоры сочетаются и сопоставляются на зебриных туловищах.

— А потом раскрасить в зебру армейский грузовой фургон — у Вас ведь есть такой эскиз?

— Интересно же…

Ольга Викторовна не нарисовала собственных мишек в сосновом лесу, как Шишкин, или чего-нибудь навеянного полётом пчелы вокруг граната за миг до пробуждения, как Дали. В основном — вариации, аллюзии на уже созданные великие и не очень великие творения.

Однако вот её жираф: все привыкли, что это высокое длинношее животное, стоящее на длинных ногах — а на рисунке Ольги он сидит на земле, и дремлет. Вы видели когда-нибудь сидящего, почти как кошка, жирафа?

А вот нынешнего нового года символ — весёлая змейка в дедморозовской шапочке — обвивается вокруг бокала шампанского, как на медицинской эмблеме.

Даже дьяволица у неё необычная: мы всякую чертовщину привыкли воспринимать как что-то тёмное и зловещее. А на рисунке Кораблиной она — приличная, опереточного облика, дама с торжественно подъятыми золотыми крыльями и в роскошном золотом же платье в пол. Глаза, правда, коварные.

Но на рисунках Ольги у всех женщин глаза коварные.

Впрочем, глаза коварные вообще у всех женщин — только не все это замечают.

— Вы учились рисованию — в студии, кружке?

— Нет, сама. Не больше чем все дети: раскраски контурные из книжного магазина, школьные уроки. Просто хочется рисовать. Передать то, что видишь.

Вообще-то, Ольга Викторовна окончила МГУПИ — университет приборостроения и информатики, где кроме всего прочего были уроки начертательной геометрии и технического черчения.

— Какую технику живописи Вы предпочитаете?

— Какая есть: чаще всего под рукой карандаш.

У художника Кораблиной, с точки зрения профессиональной критики, наверное, найдётся… Ну, вот её карандашный рисунок и обведённые тушью контуры, или, наоборот, графический узор и расцвеченные детали. Это неправильно. Но очень симпатично.

Вот, вы помните, была традиция — писать в альбомы стишки барышням: Я встретил Вас — и всё! И рисовать миленькие профили, может и не похожие на владелиц портретно — но выражающие это выраженное словами всё. Но интересно: балов сейчас нет, вместо них дискотеки. (Можете себе представить: первая дискотека Наташи Ростовой?) Но вот традицию стишков и симпатичных рисунков можно бы и поприветствовать, хотя пока нет. А почему нет? А рисовать не умеем!

— Вы рисуете то, что любите — или любите то, что рисуете?

— Да. То есть и то, и то. Главное — желание рисовать. Передать в рисунке то, что увидела.

— А что Вы такое увидели в буквах: Вы же в тушь переразработали все 33, причём очертанием не для текста — а тех больших буквиц, которые в красочных книгах ставятся в начале абзаца или целой главы.

— Просто захотелось попробовать.

Вообще, тяга к рисованию заложена в человеке генетически — это же прообраз языка. Дети ещё говорить не научились, а маму и солнышко уже каракулируют. И рисуют — как чувствуют. А взрослые рисуют — как думают.

Ольга Кораблина рисует, как хочет. Как ей нравится.

Вот ей нравятся где-то увиденные цветные оконные витражи — она их перерисовывает. Вы вообще можете себе представить, что можно скопировать витражи? То есть не в порядке технического задания — а в плане творческого порыва? Всё равно что-то Ваше здесь прорастёт — как и у неё получилось.

Ольга рисует копии — но в каждой копии только доля копии. А вы найдёте двух человек, которые одинаково, без циркуля и компьютера скопируют обыкновенный круг, или Квадрат Малевича — хоть красный, хоть чёрный тем более белый на белом фоне, который он задумывал — и не нарисовал).

Как считают психологи, а также остальные, нормальные, люди, рисование — способ, в котором наш мозг ищет снятия напряжения и переключения в творческий режим — независимо, на работе ли, на кухне ли, в стрессовой ли ситуации.

Мы все художники, только не каждый из нас об этом знает — не пробовали в детстве и не пытаемся сейчас. Но любой ребенок ещё писать не научился — а маму и солнце уже рисует. Да что там — посмотрите доисторические наскальные изображения: букв ещё не придумали, а олени, мамонты и гости инопланетные уже есть. Человечество познаёт себя и мир всяко — в том числе и визуально, и отчитывается перед самим собой и перед потомками в этой особой, художественно-изобразительной, форме познания, и таким образом метит свою сферу жизни. Кто-то Утром в сосновом бору, кто-то Красным квадратом, кто-то — Сикстинской мадонной, кто-то серией открыток Ленин и дети.

Но каждый человек по своей натуре в любой сфере творец — а любое творчество требует эмоционального, образного выражения.

И признания.

Чего вам и желаем.