electromontag с 1991 года Огромный ассортимент. Высокое качество. Доступные цены
проверка заказа
torg@electro-mpo.ru

+7 (495) 795-3775

+7 (495) 363-3773

Мобильная версия сайта

Газета ЗАО МПО «Электромонтаж»

Газета "МПО ЭЛЕКТРОМОНТАЖ" июнь 2008

В номере

Ошибка патера Дивиша

Громоотвод, или систему молниезащиты и заземления, изобрели русский академик Ломоносов и президент США Франклин. Так думают многие, и ошибаются.

Крестьянский сын Вацлав Дивишек родился в 1698 г. в южной Чехии. Грамоту познавал у приходского священника, потом в школе ордена премонстратов. В 1720 г. Вацлав закономерно дал монашеский обет, поступил под покровительство Святого Норберта, получил новое имя Прокоп Дивиш и был в 1726 рукоположен в сан. Совершенствовался в теологии и философии в монастыре, постигая законы божии и естествознание, преподавал, молился, в 1733 защитил диссертацию на степень доктора теологии. В 1737 получил назначение приходским священником в село Пржиметице, где и провёл почти 30 лет в служении богу и занятиях вполне земных, в единении неоднонаправленных идеологий религии и науки.

Управление приходским хозяйством побудило патера Дивиша построить здесь несколько водопроводов.

Обратив внимание, как звуки органа воздействуют на человека, его душевное и духовное состояние, решил создать нечто столь же мощное, но доступное в любой сельской церкви. Сделанный им «Denis d’or» – Золотой Дионис, или Золотой Дивиш – имитировал голоса музыкальных инструментов и даже человека, и возбуждал восторг и благоговение слушателей на концертах и богослужениях. У этого синтезатора было 14 клавиатур и металлические струны. Каков он был технически, неведомо теперь ни науке, ни религии, ибо и Денисдор, и его чертежи исчезли. Известно только, что струны возбуждались, будучи подключенными к источнику электрического заряда.

Электричеством Дивиш увлёкся в 1740-х, поддавшись влиянию модного в обществе увлечения натиранием янтаря шерстью, построил электрофорную машину и экспериментировал с электричеством, накопленным в лейденских банках. В салонах знати демонстрировались тогда любопытные опыты, и однажды некий профессор заряжал предметы, они эффектно рассыпали потоки искр. И вдруг перестали. Оказалось, это Дивиш спрятал в своём парике десятка два острых железных гвоздей и, наклоняя голову к заряженному телу,электричество «вытягивал» на себя. Шутил так.

А всерьёз он, сельский житель, мечтая повысить урожайность, электризовал от лейденских банок горшки со всходами, и они прорастали быстрее. Патер ошибался, решив, что это воздействие электростатического поля – просто для удобства наблюдения он растения выставлял на свет, который и стимулировал рост.

Он пытался лечить ревматизм и паралич при помощи электрических разрядов от того же лейденского конденсатора, о чём написал в книге «Волшебство природы». Между делом, электрошоковый эффект подал ему идею электрического забора – подвешенного на изоляторах и подсоединенного к конденсатору провода. Такие ограждения применялись потом во время войн, а в мирное время – в качестве электропастуха. До электрошокера, правда, не додумался – его изобрели только через 200 лет.

Вкопал рядом с церковью шпиль, чтобы «вытягивать» из грозовых облаков электричество, накапливать его, и из своих прихожан бесов выгонять этой божественной энергией. Что божественной – Прокоп был уверен – ведь недаром светящиеся пучки и кисточки сначала наблюдали на церкви Святого Эльма, и он их видел в электрически напряжённой предгрозовой атмосфере на башне в своём подворье. Да и сам покровитель ордена премонстратов, одного из наиболее аскетических, стал на Путь как раз благодаря молнии. Как-то Норберт, тогда ещё далеко не святой, ехал на очередную пирушку. Вдруг перед ним ударяет молния, он падает с коня и слышит глас божий: «Отступись от злого и начни делать добро!». Ну, он и начал.

Потом Дивиш заметил, что молнии попадают в шпиль – и минуют башню церкви, начал думать, как из облаков превентивно вытягивать электричество, чтобы предотвращать разряды и возникновение грозы вообще. И ведь придумал, вспомнив шутку с гвоздями в парике: собирать его, как в лейденские банки, в металлические коробки с железными опилками, через которые проходили 400 острых металлических шпилек. Молниеприемник этой «метерологической машины» представлял собой горизонтально установленную на столбе высотой 41,5 м железную двенадцатиконечную крестообразную конструкцию с этими коробками на концах. Растяжки к шесту в виде трёх железных цепей служили одновременно токоотводами и, что важно, соединялись с трёхметровыми анкерами, закопанными на 6 метров.

Патер задачи защиты зданий от грозы не ставил. Он думал, что машина просто будет разряжать облака и управлять погодой, и ошибся. А в действительности изобрёл первый в мире заземлённый молниеотвод.

Это было в 1754 году, вскоре после гибели от молнии соратника Ломоносова – Рихмана.

Дивиш предлагал понастроить «машин» и избавиться от страха перед грозовыми пожарами. Чиновники объявили его шарлатаном. Ошибались не только они – французская Академия наук называла громоотводы дикостью и безграмотностью. Пока страшная гроза в Вашингтоне не сожгла дотла единственное здание, где молниезащиты не было – французское посольство.

Патер и в книге «Descriptio machinae meteorologicae», и в проповедях, и при дворе убеждал, что его изобретение способно менять погоду. Такой пиар оказался неудачным. В засухе и неурожае1759 г. крестьяне обвинили «машину», якобы вытянувшую всю влагу из почвы. Они ошибались, но творение патера Дивиша разрушили.

В тот год Франклин начал заземлять свои молниеотводы.

Прокоп Дивиш был выдающимся ученым-экспериментатором, состоял в переписке с ведущими европейскими физиками. Электрические явления трактовал как борьбу активного, или мужского, и пассивного женского, начал. Под первым подразумевал изоляторы, могущие электризоваться от трения, а под вторым – проводники. И сам боролся - и с косностью общества, и с прихожанами, которые монаха не любили за то, что он их презирал в силу своего несносного характера, и считал недостойными себя.

Он ошибался, конечно. Ведь всё, как в электричестве – плюсов без минусов не бывает. Те, другие, ошибались тоже.

Но он построил громоотвод.