electromontag с 1991 года Огромный ассортимент. Высокое качество. Доступные цены
проверка заказа
torg@electro-mpo.ru

+7 (495) 795-3775

+7 (495) 363-3773

Мобильная версия сайта

Газета ЗАО МПО «Электромонтаж»

Газета "МПО ЭЛЕКТРОМОНТАЖ" август 2010

В номере

Сизифов отдых

Сизифов отдых

Технические консультанты МПО Электромонтаж Антон Койлов, Сергей Тетюев, Василий Юденков и оператор Татьяна Миляева занимаются скалолазанием. Это такой, отпочковавшийся от альпинизма, вид спорта, который «заключается в прохождении сложных вертикальных скальных маршрутов».

Первым года два назад увлёкся Антон. Он искал активное занятие физкультурно-спортивного плана, скалолазание оказалось оптимальным по характеру, по времени и по месту тренировок. Занимался с тренером, приобрёл определённый систематический опыт и вовлёк в это дело коллег, которым стал его передавать.

Сергей занимается полтора года, но дух гор ощущал с детства. Отец — альпинист-любитель, и дома всегда было какое-то альпинистское снаряжение, фотографии, видео.

— Я вкусил этого горного воздуха, — рассказывает Сергей (далее — С), — когда отец брал меня с собой, и я участвовал там во всяких детских соревнованиях — подняться на канате на дерево, например.

— Стать альпинистом не захотелось?

С: Нет, это ж надо отдаваться профессионально, жить этим. Спортом раньше занимался тоже по-любительски — боксом, тэйквондо.

— Это довольно подвижные виды — а скалолазание, вроде бы, не терпит спешки?

С: Общее то, что и там, и здесь надо думать. Включается мозг: как пройти, с наименьшими усилиями, трудный участок, какие использовать технические приёмы.

Василий (далее — В) в скалолазании полгода. Раньше в секциях не занимался — только «домашней» гимнастикой — отжимание, подтягивание, бег. Первый раз пошёл из простого любопытства.

В: Привлекает, что скалолазание — это спорт + отдых, и позволяет развиваться и физически, и умственно. Силы на середине пути могут кончиться, если надеяться только на мышцы, у Антона и Сергея, более опытных, получается благодаря технике не уставать.

С: И на середине скалы открывается второе дыхание.

В: А девушки, от природы наверно, лазают технично — наша Таня, например.

Татьяна (далее — Т) занималась с детства плаванием, на юниорских соревнованиях занимала призовые места. Слышала разговоры Антона с Сергеем о скалолазании, заинтересовалась.

Т: И однажды, прошлой осенью, когда на улице было пасмурно и мокро, я пошла с ними — посмотреть, как это — лазают на скалы. Там, оказалось, тепло.

Ещё оказалось, взбираться на скалы необязательно там, где они есть. В Москве — четыре десятка искусственных скалодромов. Во Дворце Детского Спорта, куда ходят наши коллеги — один из лучших и больших в России: это стена затейливого рельефа высотой 15 м, шириной 35, с различными зацепками — опорами, дырками для пальцев, с развешенными веревками для верхней страховки и устройствами Gri-gri для нижней.

Т: Посмотрела и ахнула: там человек 30 одновременно поднимаются, 30 — страхуют, и столько же просто смотрят. Я думала, там только молодые люди занимаются, пригляделась — оказывается, под потолком столько девушек…

— Ну-ну. И всем им не надо идти в горы с рюкзаками, на них не рухают камнепады, не страшны снег и дождь. В зале комфортная «погода», мягкие маты, и метро поблизости.

С: Да, но здесь смоделированы любые элементы природного рельефа, углы нависания стен, подниматься на скалу можно хоть каждый день, есть тренажеры для общефизической тренировки!

— А как насчёт романтики, ощущения себя частичкой природы и приобщения к прекрасному?

— (Почти хором): На естественные скалы обязательно выберемся! Но чтобы постоянно там заниматься — надо менять образ жизни.

Т: А у нас как бы фитнес, только особенный. Мне после плавания хотелось разнообразия — и действительно, обнаружились мышцы, которых я раньше не чувствовала — совсем не те, которые были задействованы в воде.

С: Это и узнавание, и тренирование своего тела, Даже человек, поначалу неподготовленный физически, через месяц подтягивается 20 раз.

Т: Ну уж и 20?.. Хотя, может быть. А чувство равновесия, координация движений действительно развиваются.

В: У меня после первого подъёма руки не могли шнурки на ботинках завязать. Сейчас мышцы привыкли к этим видам нагрузок, и к вечеру, к прогулке с собакой, полностью восстанавливаюсь.

С: Спорт — это способ тратить энергию так, чтобы она прибавлялась.

— Как всякий спорт, скалолазание задействует мышцы, формирует навыки, развивает пластику, волевые качества — и где-то определяет отношение к жизни. Что же в нём — для вас — главное?

Т: Активное времяпровождение — с друзьями, а не с телевизором. Удовлетворение амбиций: поставить задачу — дойти до вершины — и добиться решения. И ещё: смогу ли я сделать то, что сделали мужчины?

— Получается?

— Когда как — иногда же важнее не мышечная масса, а осмысленное применение технических навыков.

В: Достичь спортивного профессионализма намерения нет, у нас всё-таки отдых, но отработать технику покорения скалы надо, и хочется.

С: Главное? Желание приходить сюда — чтобы дойти до вершины. И открыть для себя что-то новое.

— Что вы откроете нового, поднимаясь, раз за разом, на одном и том же стенде? Вспомните о Сизифе: его древнегреческие боги приговорили подниматься на гору с огромным камнем, который неизменно низвергался вниз. Это вечно повторяющееся занятие называется «сизифов труд».

С: Даже при постоянном, знакомом, расположении зацепок можно по-разному выбрать последовательность шагов при каждом следующем подъёме, исключить лишние.

Т: А иногда установщики меняют количество, расположение и конфигурацию зацепок, т. е. сложность трассы.

В: Можно по-разному перенести центр тяжести при выполнении разворота, на руки или на ноги возложить основную нагрузку при очередном «шаге».

С: Тут постоянный поиск оптимальных решений приложения силы и техники. Приёмы тоже стандартные — но их последовательность и сочетание влияют на результат.

— Как гребки в плавании или удары в единоборствах…

Т: И плюс красота исполнения, когда техника применяется в индивидуальной манере.

С: Да и вообще — отдых — это поиск нового.

— Сколько раз за тренировку поднимаетесь на скалу?

В: Антон может 10 –15

Т: Сергей — пока сил хватает.

— Сколько длится ваш подъём?

В: Минут пять, наверное, даже не засекал.

— Это на 15 то метров? На пяти-шестиэтажный дом?

— В: Опытные скалолазы вскарабкиваются, пожалуй, за минуту.

— Что чувствуете, достигнув вершины?

— В: Что молодец, преодолел, надо помахать вниз, чтобы сфотографировали.

Т: Я в первый раз быстро взобралась, по лёгкому маршруту. Была такая гордая — а внизу все маленькие, как… ящерицы.

— Есть ли чувство страха, боязни высоты?

Т: На высоте не видишь высоты — только стену и зацепки — и знаешь, что товарищ, который страхует внизу, не подведёт.

— В: В момент — когда сорвался с зацепки, повис без опоры — да, стресс, мурашки по коже — но сразу вспоминаешь о надёжной страховке.

— О чём думаете, спускаясь вниз?

В: Вися на страховке, если успеваю — как надо бы подниматься в следующий раз. И смотрю, как рядом кто-то поднимается — учусь.

— А потом — снова восхождение?

Т: Обычно отдых: напарник идёт на подъём, и ты страхуешь его. А снизу лучше видно картину и технику, запоминаешь, и даже подсказываешь: дотянись туда, встань сюда. Скалолазание — попарный вид спорта, и мы помогаем друг другу.

А уже потом снова меняемся — и новое восхождение.

— Следующий подъём — не через силу? Не скучно — снова лезть на ту же скалу?

Т: Первые три раза — будто первая проба, в четвёртый — уже скалолазание: появляется чувство преодоления, и каждый следующий подъём получается всё лучше.

Хм. Может, и Сизиф радуется, достигнув вершины, и планирует следующий подъём, измождённо бредя к подножию. Может, и впрямь нельзя дважды взойти на одну и ту же гору — как войти в одну и ту же реку. Правда, ему неоткуда ждать помощи и он не может последовать совету Сергея: устал — повиси, отдохни.

— Это спорт. В соревнованиях участвовать собираетесь?

С: Можно бы побороться, если профессионально готовиться. Но у нас всё же — хобби.

Т: Мы боремся со скалой, чтобы покорилась.

С: Это борьба с природой…

Т:… и даже — со своей природой. Преодоление собственной натуры, привыкшей к телевизору.

Не оторваться ли нам с вами тоже от телевизора, и представить себя раскоряченными на стене скалолазами, облачёнными в страховочную беседку — ремённую систему, похожую на подвеску парашютиста, или на пояс электромонтажника с ножными обхватами, в скальники — тапки с круглыми носами, чтобы, как Татьяна выразилась, ногами цепляться как руками, с мешочком для магнезии, способствующей противососкальзыванию, с напряжёнными мышцами, (которых «раньше не было»), осиливающими подъём тела ввысь, и с напряжённым взглядом, выражающим мысли покороче — зацепиться, и главную — о вершине.

Навскидку этот великий труд похож на бесконечный и бесполезный сизифов труд — но он не наказание, а утоление жажды нового восхождения, продуктивный отдых. Сизифов, усмехнётесь, отдых — но ведь каждая трасса подъёма, каждая минута маршрута, каждая зацепка, и страхующий внизу друг — это целый мир, а покорение вершины — это покорение и познание мира — и познание себя.